Домой / Elle говорит / Стивен Содерберг о том, как снять кино на телефон и почему женщины интереснее, чем мужчины

Стивен Содерберг о том, как снять кино на телефон и почему женщины интереснее, чем мужчины

Стивен Содерберг о том, как снять кино на телефон и почему женщины интереснее, чем мужчины

Режиссер фильмов «Эрин Брокович» и «Одиннадцать друзей Оушена» Стивен Содерберг снял на смартфон триллер о женщине на грани нервного срыва — «Не в себе», который можно уже сейчас увидеть на экранах российских кинотеатров. Накануне премьеры HELLO! пообщался с Содербергом.

Пока вы смотрите его новый фильм, Стивен Содерберг наверняка уже снимает следующие два, попутно придумывая третий. За последние 9 месяцев у него вышло 2 картины, 2 сериала и несколько продюсерских проектов.

Не думаю, что он вообще спит. — Говорит о Содерберге сценарист его нового триллера «Не в себе» Джеймс Грир. — На съемочной площадке он появлялся в 8 утра, снимать мы заканчивали в 9 вечера, все уходили отдыхать, а Стивен монтировал до поздней ночи и после — искал, кому бы этот материал показать. А потом ты приходишь на площадку — и он снова там, цветет и пахнет.

Содерберг не любит тратить время, и поэтому говорить на диктофон он начинает еще до того, как задан первый вопрос для интервью:

Я недавно читал статью о том, что теперь можно подделать любой голос на записи. И после нашего разговора я даже не смогу сказать, что я чего-то вам не говорил. При помощи техники сегодня возможно все.

Ему ли не знать. Свой последний сериал «Мозаика» он запустил в США как мобильное приложение-головоломку, а после взял и снял за две недели фильм «Не в себе» на iPhone. Героиня этой картины Сойер (ее играет актриса Клэр Фой), уверенная в том, что ее преследует сталкер, из-за своего невроза попадает в психиатрическую клинику. Существует ли ее преследователь на самом деле, почему ее отказываются выпускать из больницы и что вообще реально, а что плод ее воображения — на эти вопросы режиссер предлагает дать ответ зрителю.

Стивен, откуда возник такой сюжет?

Нашему сценаристу Джеймсу попалась на глаза история об американских больницах, которые имеют полное право держать пациента у себя, пока у него действует страховка — и иногда действительно так поступают, чтобы выручить на этом средства. То, как быстро нашу героиню упекают в психбольницу, тоже вполне реально. Тот же Джеймс часто ходит к психологу, и как-то во время одного из приемов он вскользь упомянул о суицидальных мыслях, назвал это страшное слово на буку «с». К счастью, Джеймсу попался хороший специалист: психолог тут же остановил разговор: «Ты же понимаешь, что если я сейчас восприму твои слова всерьез, то обязан буду сообщить об этом в больницу»? Это протокол, которому они следуют, целая система превентивных мер, в ловушку которой попасть может каждый.

У вас главная героиня — женщина, которая страдает от преследования сталкера. Довольно актуальный сюжет после голливудских скандалов с харассментом.

Мы снимали кино еще летом, так что упрекнуть нас в попытке сыграть на актуальной теме не получится (Улыбается.) Меня в принципе больше интересуют истории про женщин, потому что для них ставки всегда выше, их ситуации всегда сложнее. С мужчиной-героем фильм «Не в себе» просто не сработал бы. В нашей культуре у слов мужчины куда больше кредита доверия, чем у того, что говорит женщина, и именно на этом и построен конфликт, ведь Сойер большую часть времени никто не верит.

Стивен Содерберг о том, как снять кино на телефон и почему женщины интереснее, чем мужчины
Главная героиня фильма «Не в себе» Сойер в исполнении Клэр Фой приходит на прием к психологу с жалобой на нервное расстройство, а в итоге оказывается в клинике как особо буйная пациентка

То, что вы сняли «Не в себе» на телефон, стоит воспринимать как призыв к действию: идите и снимите кино на мобильный?

Никто не останавливал вас от того, чтобы сделать это до выхода моего фильма (Улыбается.). Правда, даже если вы возьметесь за такое дело как съемки кино на смартфон, это совсем не значит, что кино получится хорошим. Ни смелость, ни использование технологий не способны заменить талант, знания, опыт. Телефон — всего лишь инструмент, не более того. Просто для меня этот инструмент оказался развитым настолько, что мне захотелось с ним поработать.

Вам никогда не было, что вас не поймут зрители: придут на фильм режиссера комедии «Одиннадцать друзей Оушена», а увидят триллер, снятый на мобильный?

Когда я работаю над определенным проектом, ничто не способно затмить его по значимости. Я не задаюсь мыслью: «А что это все значит для других людей?». Думаю, я сошел бы с ума, если бы помимо своей работы думал еще и об этом. Хотя, не скрою, сама по себе тема завышенных или заниженных ожиданий всегда интересовала меня. Почему у людей в принципе складывается какое-то представление о том или ином режиссере? Какое-то время я даже пытался взять псевдоним. Хотел освободиться от самого себя и ожиданий публики.

Стивен Содерберг о том, как снять кино на телефон и почему женщины интереснее, чем мужчины
Стивен Содерберг в процессе съемки картины «Не в себе»

Многие писатели так делают.

Да, потому что им это провернуть гораздо проще: у них нет союзов и гильдий, в которых в Голливуде обязаны состоять практически все режиссеры. Думаю, в моем случае коллеги по гильдии просто побоялись, что я придумаю себе какое-нибудь жуткое имя и запретили мне брать псевдоним (Улыбается.) А ведь я искренне хотел попробовать снять кино без «костыля» в виде известного имени. Подумайте сами, если бы вам сказали, что «Не в себе» снял 23-летний начинающий режиссер, говорили бы про этот фильм то же самое, отобрали бы в программу Берлинале? Наверняка нет. С другой стороны, мне грех жаловаться: практически каждая моя идея встречает одобрение со стороны продюсеров, мне больше никого не требуется убеждать. Просто мне захотелось какого-то экстрима, чего-то нового. Я вообще не люблю повторять самого себя в кино.

Вы поэтому решили сами не снимать фильм «8 подруг Оушена» — чтобы не повторяться?

Нет, просто переснять это кино было не моей идеей. Так захотел мой друг, режиссер Гэри Росс. Он даже специально встречался со мной, спрашивал, может ли он заняться этим проектом. И я сказал: конечно, я помогу, чем смогу. И Гэри сделал.

Что вы вообще думаете про эту новую моду в Голливуде: адаптировать фильмы, в которых главными героями были мужчины, но уже с женскими персонажами?

Ну, я не видел новых «Охотников за привидениями» — самый яркий пример подобной переработки. Поэтому я не могу сказать вам, оказался ли успешным этот опыт. Я не пытаюсь заранее кого-то осудить — я последний человек, который скажет «нет» режиссеру или продюсеру с идеей. Могу лишь озвучить свое мнение: в случае с Гэри меня подкупило то, что сделать кино хотел человек, который горел этим. В случае же с «Охотниками» большую роль сыграло желание корпораций заработать побольше денег на тенденциях: добавлении женских персонажей в кино. От желания получить прибыль и желания творить получаются два абсолютно разных фильма.

Сегодня все больше режиссеров делает кино для онлайн-платформ: Netflix, Amazon… Как скоро, на ваш взгляд, люди перестанут ходить в кино и буду смотреть фильмы дома?

Я не верю, что так произойдет. Кино — это, прежде всего, коллективный опыт, мы все в какой-то момент оказываемся захвачены тем, что происходит на экране, вне зависимости от того, с кем мы пришли в кинотеатр. Мне, наоборот, очень грустно от того, что жизнь большинства картин в прокате так коротка: есть огромное количество фильмов, которые вышли, кажется, совсем недавно, но которые мало кто видел в кинотеатре. Многие киноманы, к примеру, вообще никогда не видели «Крестного отца» просто потому, что репертуарные кинотеатры умерли. Кстати, я бы хотел, чтобы у меня был свой кинотеатр. Я бы устраивал там воскресные показы классики. Может, так и сделаю на старости лет.

Вы сами смотрите очень много кино и даже публикуете каждый год списки просмотренных фильмов на специальном сайте…

О да! Более того, если взглянуть на то, что я смотрел летом, можно увидеть, что у меня была «домашняя работа» перед съемками «Не в себе»: там стоит Хичкок, «Ребенок Розмари», «Техасская резня бензопилой»… Я всегда так делаю: определяюсь, какие приемы я могу позаимствовать для своего кино, а какие нет. По сути, я выбираю из множества версий будущего фильма ту, которая мне подходит больше всего. Так я достигаю понимания того, каким будет мое кино, какой у него будет характер. Мне, скажем так, интересно то, чего сам фильм «хочет» от меня. Именно поэтому я, кстати, так мало говорю на съемочной площадке: просто я пытаюсь прислушаться, считать какие-то сигналы, а не болтать попусту.

А как окружающие реагируют на ваше молчание?

О, их это очень удивляет! Недавно в Юте меня на такси подвозил парень, который работал на массовке моего сериала «Мозаика». И он признался, что поверить не мог, что я так мало говорю и никем не командую. Но сами подумайте: на «Мозаике» я был и оператором, и сценаристом, и режиссером, у меня в голове происходило фактически несколько разговоров с самим собой. (Смеется.) К счастью, я много лет работаю с одной и той же командой, и они способны понять, чего я хочу просто по моей мимике или тому, как я стою.

Стивен Содерберг о том, как снять кино на телефон и почему женщины интереснее, чем мужчины
Стивен Содерберг

У вас образовалась целая трилогия про болезни. В вашем фильме «Заражение» вирус поражал весь мир, в «Побочном эффекте» герои страдали от депрессии, в «Не в себе» — от психического расстройства. А какой диагноз вы бы дали самой Америке?

Это вопрос с подвохом. Вы словно просите меня начать критиковать собственную жену. (Улыбается.) Вся страна — Соединенные Штаты — сейчас находится в очень нестабильном состоянии, зато теперь всех все интересует: любая тема и новость становится острой и обсуждаемой, люди перестали быть равнодушными. Ты говоришь с друзьями и знакомыми про современные проблемы — и начинаешь очень точно понимать, откуда приходят проблемы, кто поддерживает тот же расизм и почему. Происходит такая расстановка фигур на шахматной доске. С одной стороны, на очередное заявление властей ты думаешь: «Господи, я и подумать не мог, что пять лет назад кто-нибудь скажет в прямом эфире такое!» А с другой — теперь мы знаем, что тот или иной человек думает на самом деле, и мы можем что-то сделать с этим.

Я считаю, что сейчас удивительное время для США: та основа из стереотипов и мифов, на которых в этой стране построено многое, начинает рушиться и меняться. И мне кажется, что это хорошо. Конечно, эти перемены периодически вызывают ощущение хаоса и мрака, а некоторые слова некоторых политиков и вовсе приводят меня в ярость. Но это неизбежная часть превращения одной Америки в другую. Страна должна измениться. И хотя, возможно, выздоровления ждать еще долго, мы движемся в эту сторону.

Стивен Содерберг о том, как снять кино на телефон и почему женщины интереснее, чем мужчины
Стивен Содерберг и Клэр Фой

Источник-hellomagazine.com

Смотрите также

Мадонне — 60: 60 интересных фактов к юбилею певицы

Сегодня, 16 августа, Мадонна отмечает юбилей: провокационной и многогранно талантливой певице исполняется 60 лет. По …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте ранее:
Климова и Месхи поощряют в дочери вседозволенность

Гела Месхи и Екатерина Климова // Фото: ИнстаграмЕкатерина Климова и Гела Месхи поженились в июне 2015 года, …

Стал известен победитель «Голос.Дети»

Завершился пятый сезон «Голос.Дети» // Фото: соцсетиСегодня состоялось финальное выступление популярного проекта Первого канала «Голос. Дети». В …

Участнику «Битвы экстрасенсов» грозит тюремный срок

Арсений Караджа // Фото: СоцсетиУчастник пятнадцатого сезона «Битвы экстрасенсов» Арсений Караджа попал в неприятную ситуацию. Как стало известно, …

Закрыть